Интернет-журнал
о природном земледелии
Телефон в Уфе:+7 (347) 275-04-77

Книга «Меланжевый огород». Глава 4

Совмещение растений — и самый массовый, и самый «хитрый» прием создания меланжа. Если последовательную посадку и упреждающую подсадку можно производить, фактически, не глядя на соседей и предшественников, то совмещение растений требует некоторой осторожности.

Совместно растущие растения не должны застить друг другу солнце (если сосед об этом не просит), толкаться локтями, отнимать друг у друга «воду» и «хлеб», отравлять друг друга обильно выделяемыми кислотами, алкалоидами и т. п.

Многие факторы определяют успех или неудачу совместной посадки растений: влияние растений друг на друга, свет, питательные вещества, пространство, агротехника, погода. Но если погода — дело Божье, то разумно распределить ограниченные ресурсы и сделать соседями растения, благотворно влияющие одно на другое — в наших силах.

Предыдущая глава

 Оглавление
 
Следующая глава


Аллелопатия

На протяжении всего своего развития — от семени до «смерти» разлагающихся остатков — растения непрерывно выделяют в окружающую среду разнообразные физиологически активные вещества. Суммарное количество выделений растения соизмеримо с его урожаем. Вокруг растения создается своеобразная защитная биохимическая сфера. Причем в ее сотворении участвуют как непосредственно выделенные активные вещества, так и те, что образуются из неактивных веществ в результате микробиологических преобразований.

В выделениях различных растений содержатся азотистые соединения, кислоты, сахара, ферменты, витамины, алкалоиды, антибиотики, эфирные масла и др. Почти нет растений, в выделениях которых не было бы токсических веществ, а примерно треть видов растений выделяет сильные токсины.

Всякое растение влияет некоторым образом на соседей. Это явление называется аллелопатией (буквально — «взаимное страдание»). Аллелопатия может быть не только вредной, отрицательной, но и положительной, способствующей лучшему росту соседнего растения, повышению его устойчивости к болезням, увеличению урожайности, улучшению вкуса плодов.

Далее излагаются отрывочные сведения о выделениях растений и влиянии растений друг на друга из книги выдающегося знатока и исследователя аллелопатии А. М. Гродзинского «Аллелопатия растений и почвоутомление».

Давно сложились представления о существовании в плодах и семенах растений веществ, задерживающих прорастание. Семена, находящиеся внутри сочных плодов, прорастают в исключительных случаях, хотя условия влажности и аэрация удовлетворительны. Но стоит создать такие условия семенам, вынутым из плодов, и они прорастают.

Вред, причиняемый культурным растениям сорняками, не всегда можно убедительно объяснить конкуренцией (за свет, влагу, питательные вещества, пространство). С позиций конкуренции совершенно необъяснимо усиление роста культурных растений при небольшой примеси сорняков, отмеченное многими исследователями и практиками.

От себя замечу, что этот феномен напоминает гомеопатию. Змеиный яд в ощутимых количествах, полученный, например, при укусе змеи, приносит серьезные страдания вплоть до летального исхода, а в микроскопических дозах он входит во многие лекарства. Похожую картину дают алкоголь, наркотические вещества и т. п.

Бобовые растения задерживают рост кукурузы. Но кукуруза (как и другие злаки), растущая с бобовыми, богаче белком. При посеве кукурузно-гороховой смеси (на корм) рекомендуется сеять горох после кукурузы, чтобы она успела набрать силу и смогла противостоять аллелопатическому воздействию гороха. Агрессивны по отношению к кукурузе пырей и марь (благотворно влияющая, между прочим, на многие овощи).

Нельзя сажать новые деревья на места выкорчеванных — в почве остается заметное количество фенолов, угнетающих рост новых деревьев и приводящих, в конце концов, к их гибели.

Подсев или подсадка молодых растений в травостой более зрелых всегда безуспешны, что связано с аллелопатическим влиянием окрепших растений на более слабые (даже своего вида).

Неудачей кончается подсев клевера в зрелое клеверище — взрослые растения тормозят всходы новых растений.

В течение нескольких лет я пытался загустить клеверную грядку и только из книги А. М. Гродзинского узнал, что это безнадежно. Добавлю, что так же ведет себя и люцерна. Интересно трактует эволюционный смысл нетерпимости старых растений клевера по отношению к новым Рустем Ибрагимов, руководитель Казанского Клуба природного земледелия. Он считает, что старые растения клевера подавляют рост потомства на «обжитом» месте, чтобы выпроводить его на захват новых территорий.

На площадях, поросших розмарином и вереском, не всходят и не растут никакие однолетние растения.

Прорывка густых всходов вряд ли может оказаться полезным приемом, поскольку остающиеся в почве перегнивающие корни могут отравлять оставшиеся растения. Надо сразу высевать нужное количество семян.

Это утверждение может оказаться неожиданным для многих огородников, тратящих «добрый шмат» времени на изматывающую душу и тело прорывку всходов.

В задерненном саду и винограднике урожаи плодов ниже, а вкусовые качества и лежкость — лучше.

Уничтожение и заделка в почву надземных частей мышея больше вредят просу, чем сохранение сорняка.

Вредные экстракты из жнивья и соломы тормозят прорастание семян и рост кресс-салата, пшеницы, овса. Внесение соломы в почву приводит к биологическому связыванию азота и даже фосфора, что ухудшает условия питания многих растений. Но небольшое количество соломы в почве заметно усиливает рост молодых растений ржи.

Рожь способна значительно сократить засорение полей овсюгом. В Нидерландах с камышом на осушаемых участках морского дна борются с помощью пшеницы. Сороочищающая роль ячменя связана с выделением алкалоида грамина.

Цель этого бессистемного цитирования — эмоционально настроить читателя на серьезность проблемы совместимости растений, на необходимость внимательного учета этого фактора при создании растительных компаний.

Теперь, может быть, станет понятным, почему значительная часть сведений такого характера остается достоянием фольклора, прячется в закоулках памяти бабушек и дедушек и не перекочевывает в разряд научно подтвержденных фактов. Чтобы это свершилось, нужно в каждом конкретном случае сформулировать гипотезу, придумать методику ее проверки, аккуратно поставить опыты и грамотно истолковать их результаты. Каждое такое открытие может принести огромное удовлетворение.

Могу сказать о некоторых собственных наблюдениях.

Фацелия, например, могла бы быть прекрасным соседом огурцам. Она цветет с ранней весны до позднего лета привлекательными для насекомых-опылителей синими, полными нектара цветами. Имея достаточно высокий стебель и разреженную перистую листву, фацелия могла бы дать огурцам поддержку и разумное притенение. Но — не тут-то было. Огурцы не любят фацелию: угнетает она их. Укроп способен буквально задавить рапс и воспрепятствовать образованию нормального количества клубней соседке-картошке. Маточник редьки не дает расти соседям-перцам. Корни шпината Утеуша успешно отражают натиск корневой поросли малины. Шалфей резко угнетает горчицу (фото).

Ниже, в главе «Поведение растений в «общежитии» будет приведена уйма такого рода фактов.


Свет

Соревнование растений за свет — первое, на что обращает внимание заинтересованный огородник. Предотвратить это соревнование очень просто. Достаточно спарить высокое растение с низким, и не с любым, а с терпящим (и даже с удовольствием) некоторое притенение. Это значит, что кукурузе, подсолнуху, бамии, змееголовнику, баклажану, укропу, гороху, вьющейся фасоли, помидорам (на шпалере), брюссельской капусте нужно искать компанию среди низкорослых моркови, свеклы, капусты, салата, шпината, редиса, чабреца, петрушки (первого года), тмина (тоже первогодка). Иногда для создания желанной разреженной тени к низкорослым растениям специально подсеваются высокие растения с перистыми листьями (вроде укропа или космоса). Удобно прятать тенелюбивые растения под «вигвамом» с вьющейся фасолью или шпалерой с горохом.

Некоторую помощь в подборе компаний может оказать таблица 1.
Теневыносливость растений:

 

Светолюбивые
растения

Выдерживают
серьезное
притенение

Могут находиться
в полной тени

Арбуз, баклажаны, бамия, брюква, брюссельская капуста, вигна, горчица, дыня, кабачки, клубника, картофель, кукуруза, перец, репа, тыква, фасоль, цветная капуста, чабрец, астры, хризантемы

Базилик, горох, капуста, кервель, мангольд, огурцы, пастернак, тмин, петрушка, редис, ревень, салат, свекла, шпинат, морковь

Барвинок, бегония, любисток, мята



Воспринимать распределение растений по столбцам таблицы нужно с некоторой гибкостью. Так, картофель упомянут в числе светолюбивых растений. Но это справедливо только для листвы! Почву же у корней картофеля полезно прятать от солнца, и чем надежнее, тем лучше. Слово в слово все это можно повторить для помидоров и перца.

Сведениями из последнего столбца можно воспользоваться, например, благоустраивая участки в тени. Если есть такие укромные уголки, то лучше «застелить» их ковриком из необыкновенно милого барвинка или невероятно полезной для огорода мяты, чем дать шанс гнусному (грубовато, но другого слова он не достоин) дикому пастернаку.

Итак, допустим, что подобрана пара, идеально совместимая по свету. Надо отдавать себе отчет в том, что она прошла хоть и важный, но только первый тест. На очереди — не менее серьезные испытания.


Питательные вещества и влага

Вторая проблема, с которой сталкиваются растущие рядом растения, — как поделить питательные вещества и влагу. Кажется, что она решается легко, — сделай почву как можно богаче, полей как следует, и всем хватит. Однако не всем культурам хороша избыточно богатая (или излишне влажная) почва.

Настурция, например, на такой почве может «забыть», что сначала она должна давать цветы, и только во вторую очередь — биомассу. Морковь и пастернак на «богатый стол» реагируют ветвистостью корней. Совокупный-то урожай богат, общая масса корневищ велика, но добраться до корешка в суп непросто. Правда, подчас они творят такие «скульптуры», что грех не потешить приятелей. Помидоры и картофель «жируют» при избытке азота, дают мощную раскидистую ботву и непропорционально жалкие плоды и клубни (из чистого озорства я выращивал картофель с плетями длиной 3 м и клубнями диаметром... 2-3 см). На удобренной почве не так вкусен арбуз. Картофель, кстати, — тоже.

Если же почва содержит разумное количество питательных веществ, то при их дележе надо учитывать особенности корневых систем возможных соседей. Растения с глубоко проникающими, стержневыми корнями меньше зависят от соседей, чем растения с мочковатыми или расстилающимися вблизи поверхности почвы корнями. При подборе компаний желательно «разводить» растения со сходными корневыми системами. Некоторым подспорьем при этом может служить таблица 2.
Глубина корней:

 

Очень мелкие корни

Мелкие
корни

Корни
средней глубины

Глубокие
корни

Лук всех видов, редис, салат, сельдерей

Капуста всех видов, картофель, дыня, огурцы, перец, шпинат

Баклажаны, брюква, горох, кабачки, кориандр, морковь, свекла, фасоль, шпинат Утеуша

Арбуз, катран, пастернак, хрен, тыква, люцерна



Глубина корней у некоторых растений поражает. Своими глазами я видел 10-метровый корень хрена. Из интереса пытался «докопаться» до катрана — на глубине 60 см его корни имели 3 см в диаметре. Попытку вырвать куст люцерны с корнем надо предпринимать, по-видимому, еще «по дороге на ярмарку» (ее стержневой, невероятно крепкий корень может достигать 12 м). А кому удавалось выкопать целым правильно выросший пастернак? Кстати, именно очень глубоким корням, помимо особой системы дыхания листьев, обязан арбуз своею засухоустойчивостью (можно говорить даже о «засухолюбивости»).

К разным столбцам отнесены обычный шпинат и шпинат Утеуша. Дело в том, что киевскому селекционеру Юрию Адольфовичу Утеушу удалось скрестить английский шпинат (семейство маревых) с тяньшанским щавелем (семейство гречишных!). Получилось многолетнее растение (его иногда называют румекс), не похожее ни на щавель (прежде всего — вкусом), ни на шпинат. У шпината Утеуша — мощный, как у ревеня, а не мочковатый, как у обычного шпината, корень.

Весьма любопытное наблюдение принадлежит ученым Корнельского аграрного университета (г. Итака, США): пересадка растений делает корневую систему ветвистее, но поверхностнее.

Это, кстати, объясняет знакомый всем огородникам феномен: помидоры и перец, посеянные прямо в грядку, менее капризны и гораздо легче переносят засуху, чем те, что выращены через рассаду. У растений, прямо посеянных в почву, более глубокая корневая система, так что они меньше зависят и от погоды, и от агротехники.

Это наблюдение хорошо согласуется с рассуждениями И. Е. Овсинского о «водных» корнях растений, задачей которых является поиск воды. У помидоров, например, верхняя часть корня (под шейкой) толстая, темная и укрыта волосками, а ниже корень разветвляется на длинные белые водные корни. У растений, выросших в естественных условиях, эти корни устремляются туда, где всегда есть вода, т.е. вглубь. А саженцы рассады при посадке поливают (а как иначе?), и водным корням нет нужды искать воду в глуби. У помидоров — в этом случае — водные корни сразу загибаются кверху и укладываются под самой поверхностью почвы. Особенно сильная, можно сказать, «наркозависимость» от поливов возникает у растений, уложенных при посадке горизонтально.

На фото представлены три помидора. Левый вырос самосевом, и видно, что ответвившиеся водные корни направлены вниз. В центре — помидор, политый при посадке: водные корни было «дернулись» вверх, но потом «одумались и устремились туда, куда велит природа помидора, — вниз. А справа — регулярно поливавшийся помидор. Водные корни не просто загнулись вверх — они вывернули и стержневую часть. Перед нами явный «наркоман».

Таким образом, лучше всего саженцы помидоров сажать вертикально, под колышек, тщательно обдавливать почву вокруг корней (можно даже потоптаться), чтобы капилляры сразу же показали растениям, откуда они должны брать воду. И тогда растениям поливы не нужны!

Избавить растения от конкуренции за питательные вещества помогает и представление об общей требовательности растений к ним.

Таблица 3. Требовательность к питательным веществам:
 

Сильные едоки

Умеренные и слабые едоки

Арбузы, баклажаны, бамия, шпинат, дыни, капуста, перец, помидоры, картофель, кукуруза, мангольд, тыква, огурцы, пастернак, петрушка, помидоры, ревень, салат, сельдерей

Базилик, брюква, луки всех видов, репа, кориандр, морковь, редис, овсяной корень, свекла, укроп, фенхель, чеснок

 

«Разводя» сильных и слабых едоков, надо иметь в виду, что растения семейства бобовых (не упоминаемые в таблице 3) не только не истощают, но наоборот, обогащают почву в процессе роста.


Пространство

Это — наиболее трудно делимый ресурс. Конечно, если одно растение посадить в углу огорода, а другое — на том берегу речки, то проблем нет. Но как поделить ограниченное пространство, чтобы соседи не оттаптывали один другому ноги? Когда на одной свекле видна вмятина от другой, то ясно, что им было тесно. А если нет вмятины? И какого рода «вмятину» оставит слишком близко посаженный помидор на свекле или укроп на редьке?

Некоторую ориентацию дают справочники, указывая минимальное расстояние между растениями в ряду. Это надо понимать, что площадью питания растения является, грубо говоря, круг с диаметром, равным этому минимальному расстоянию. На самом деле растение занимает, конечно, бо́льшую площадь: корни переплетаются, круги накладываются друг на друга.

Несколько меньшую информацию дают сведения о междурядьях. Может, оттого, что междурядья (как и сами ряды) — от лукавого? Не от природы, не от естественных потребностей растений, а от технологии? Не от ботаники, а от агротехники? Впрочем, кое-что полезное в этих сведениях есть. Ширина междурядий определяется не только условиями обработки, но и требованиями свободы для надземных частей растений: в выборе ширины отражается забота о том, чтобы растения излишне не притеняли друг друга.

Надо бы добавить еще обязательную заботу о том, чтобы почва была прикрыта, чтобы ее не иссушало и не перегревало солнце. Если сохранять традиционный рядовой сев (понятно, что так просто этот привычный прием не уйдет из обихода), то, сея культуры рядами вперемешку, можно без ущерба для растений сузить рекомендуемые междурядья на десяток-другой сантиметров.

Можно, впрочем, иногда просто смешать семена разных культур (с оглядкой на агротехнику). Пример: пара морковь + овсяной корень. Это и посевные хлопоты уменьшит, и пользу растениям принесет: морковь и овсяной корень совместимы не только аллелопатически, но и агротехнически. А если в эту смесь семян добавить чернушку (семена лука), то формируется настоящий симбиоз — растения помогают друг другу.

Интенсивнее использует площадь и сохраняет все технологические достоинства рядового ленточный сев. При ручном рядовом севе делается ровик, в него высеваются семена (обычно — щепотью), и ровик засыпается почвой или компостом.

У такого сева есть существенные недостатки. Семена падают на разную глубину, образуются сгустки и неизбежна прорывка. А она, нежелательна. Ибо это — и нерачительное использование семян, и уйма кропотливого, надоедливого и — главное — зряшного труда, и нарушение корневых систем остающихся растений, и, как упоминалось выше, вредное действие разлагающихся корней удаленных растений на оставшиеся.

Заметно меньше этих дефектов у ленточного сева. На том месте, где должен быть традиционный ряд, роется ложбинка, она продавливается бруском (см. главу 5) и в образовавшуюся плоскодонную канавку рассыпаются по всей площади (а не по линии, как при рядовом севе) семена. Нехитрым приемом можно сделать посев почти идеально равномерным. Надо подсчитать число канавок, взять точно такое количество каких-то мерок (хоть бы и рюмок) песка, всыпать в этот песок семена, тщательно перемешать, а затем равномерно рассыпать точно по одной мерке смеси по каждой канавке и прикрыть, как обычно, почвой или компостом. И семена попадут на одинаковую глубину (не ссыплются в углубления), и прорывка не понадобится.

На каждую ленту можно взять двойную норму семян на рядок. Растениям будет обеспечена, по крайней мере, та же площадь питания, что и при рядовом севе, не будет «где густо, а где пусто», вдвое интенсивнее используется полезная площадь грядки и не ухудшаются условия обработки.

Нелишне, по-видимому, напомнить, что рассуждения о ленточном севе — исключительно для тех, кто не готов к севу вразброс.

Распределяя пространство для компаний с многолетниками, надо иметь в виду, что некоторые из них инвазивны, обладают способностью бесконтрольно расширять свои владения. Скажем, ревень, любисток, мелисса, шпинат Утеуша «послушны»: сидят годами, постепенно утолщаясь, на том месте, где их посадили. А вот у малины, хрена, перечной мяты, эстрагона, козлятника — у кого больше, у кого меньше — корневища разрастаются, из них появляются новые побеги, и площадь, занятая растением, неуклонно расширяется.

Обычно инвазивные многолетники усмиряют физическими барьерами (шифером, жестью, толем). Можно целенаправленно использовать и несовместимость некоторых растений. Так, 40-сантиметровая полоска шпината Утеуша оказалась абсолютно непреодолимым заслоном для малины: за десяток лет сквозь него не проник ни один малиновый отросток. Такой же непроходимой для малины была бы и полоска щавеля. Исходя из того, что шалфей угнетающе действует на горчицу, можно предположить, что с его помощью можно «стреножить» хрен.


Агротехника

Подбирая компании, нужно «провидеть» агротехническое обслуживание растений на всех этапах развития.

Некоторые заминки могут возникнуть из-за полива. Возьмем идеальную, казалось бы, пару — огурцы и репчатый лук. Всем-то они друг другу «потрафляют»: аллелопатически совместимы, удачно делят свет, пространство и питательные вещества, даже помогают друг другу в росте и защите от вредителей. Пара на загляденье, но... с влагой выходит неувязочка. Чтобы огурцы не были горькими, чтобы в них не накапливался кукурбитацин, надо поливать их каждый Божий день, не пропуская ни одного (за исключением дождливого) дня. Луку же это ни к чему, а в период созревания репки — даже вредно. Нечто подобное можно сказать о паре фасоль + капуста и многих других. Правда, конкретно в случае с огурцами и луком можно все же найти выход. А именно: лук сажать подальше от огуречных лунок, воткнуть в лунки вешки, а затем использовать их для «точного водометания».

Трудности (ввиду агротехнической несовместимости) могут возникнуть и на других этапах вегетации. Смешали, скажем, семена пары, восхитительной во всех отношениях — моркови и лука. Пришло время выбирать лук, а морковь явно мешает уборке. Однако и в этом случае можно с выгодой выйти из положения.

Достаточно выбрать лишь две бульшие фракции: луковицы-репки и лук-севок с поперечником больше 10 мм (эти луковки точно не усохнут в кладовке до весны). Все мелкие луковички пусть остаются в земле. К осени они взойдут, дадут перо и образуют развитую корневую систему. Благодаря ей они перезимуют в состоянии анабиоза, не вымерзнут, а весной сразу же припустятся в рост. Теперь этот лук естественно разделится на 3 потока. Одна часть уберется весной как лук на зелень, другая часть пойдет в стрелку и даст добротную, свежую чернушку, а третья образует пристойные репки.

Аналогично можно поступить и с морковью: выбрать осенью лишь крупные корнеплоды, а остальные оставить в земле. Они, как правило, не вымерзают, весной идут в стрелку и надежно защищают грядку от луковой мухи. Часть морковных зонтиков можно собрать в стадии цветения, посушить, помолоть — и будет отличная приправа для многих блюд. А оставшиеся зонтики к осени дадут свежие семена.

Надо ли говорить, что добрую службу сослужат сидераты, посеянные после уборки крупных фракций лука дражированными семенами.

Некоторого внимания требует совместная посадка картофеля и фасоли. Если фасоль окажется вьющейся, то она «разойдется» только ко времени уборки картофеля. Поэтому в компанию к картофелю надо выбирать более раннюю кустовую фасоль.

Хорошо кооперируются посеянные вразброс свекла и (очень редко) капуста. Весной свекла развивается медленно, капуста ее обгоняет, получается достойная рассада, и ее надо рассадить, т. е. удалить со свекольной грядки: она привередлива, требует свободы. Но если пяток-другой растений капусты останется на грядке — нет беды. Она вырастет небольшая, в кулачок-два, но сама, без «танцев» вокруг нее. Подбор компаний растений, совместимых агротехнически, вовсе не труден, но об этом надо думать, надо мысленно пройти с растениями сквозь весь сезон, «пролистать» их жизнь день за днем. Конечно, возможны накладки, ошибки, на которых, как говорится, умный учится. Только мне хочется поставить ударение не на слове «умный», как принято, а на слове «учится».

Тогда в ошибке можно увидеть не столько неприятность, сколько пользу. И — не огорчиться.

Предыдущая глава
 
Оглавление 
 
Следующая глава