Интернет-журнал
о природном земледелии
Телефон в Уфе:+7 (347) 275-04-77

Книга «Меланжевый огород». Глава 2

Во второй главе «Плюсы совмещенной посадки» про то, что меланж несет выгоды не только огороду, но и огороднику. Что дает меланж огороду? Посмотрим, за счет чего в природосообразном огороде и почва сама собой рыхлится и богатеет, и растения сами себя защищают.

Во второй главе «Плюсы совмещенной посадки» про то, что меланж несет выгоды не только огороду, но и огороднику.

← Предыдущая глава
 
Оглавление 
 
Следующая глава →
 


Что дает меланж огороду?

Посмотрим, за счет чего в природосообразном огороде и почва сама собой рыхлится и богатеет, и растения сами себя защищают.

Самозащита растений

Далеко ушли от Природы наши поля и огороды. В нетронутых человеком лесу или степи, на обочинах дорог, берегах озер и речек не увидишь монокультурья, рядов и голых междурядий. А на полях и огородах типичный пейзаж — стройные «красивые» ряды какой-нибудь монокультуры и монокультурные лоскуты.

И вот на такую делянку заползает, запрыгивает, сваливается с неба... любитель полакомиться именно этой культурой. Противных растений близко нет, конфузить, сбивать вредителя с толку некому. Растений, привлекающих врагов вредителя, — тоже нет. Стало быть, и самих врагов нет. Начинается вольное пиршество: колорадского жука — в картофеле, совки — в капусте, долгоносика — в свекле, блошки — в редисе и, куда ни глянь, тли. Делать нечего — приходится браться за инсектициды, убивающие всех насекомых, а в их числе и подвернувшуюся под руку божью коровку или златоглазку, потомство которых разобралось бы с вредителем без «химии». Круг замкнулся...

Из-за тотальной химической борьбы плоды трудов наших теряют вид и вкус, мы сами — аппетит и здоровье, а вредителям же вся эта суета — что нам комариный укус. Они лишь посмеиваются над нашей тщетой. Обладая генетической лабильностью, вредители мутируют в нужную сторону, более или менее быстро восстанавливают численность и с удвоенной активностью продолжают опустошать поля и огороды. Агрохимики — ученые и производственники — ищут и находят новые «эффективные» средства, и конца этой спирали не видно.

Но коли в природе, в естественных фитоценозах нет так жестоко опустошаемых пятен, как картофельные поля, например, то надо бы остановиться и спросить себя: «Что в огородах не так?» Фонарь не нужен — ответ лежит на поверхности: в огородах вместо буйного природного дивертисмента — монокультурные лоскуты и полосы!

Вредители находят «свои» растения, в основном, по запаху. Капустная совка летит на запах горчичного масла, издаваемый растениями семейства крестоцветных, луковая муха — на летучие сернистые соединения, выделяемые луками, и т. п. Иное дело — меланжевая делянка. У растений-соседей есть самые разнообразные способы защиты «ближнего своего».

Прежде всего, это отпугивание вредителей своим запахом. Иногда оно выполняется по принципу «ты — мне, я — тебе», как у лука с морковью. Часто «покровительство» остается односторонним: базилик гонит от помидоров рогатого червя, сами помидоры — белых капустных мух, совку и блошек от капусты, котовник — колорадского жука от картофеля и т. д. Некоторые растения обеспечивают маскировку, камуфляж искомого запаха, конфузят вредителя. Именно так, скорее всего, клевер помогает капусте оставаться недоступной для многих ее «поклонников».

Подчас растения играют роль своего рода ловушек. Рожь и бархатцы притягивают нематоду, а размножаться ей не дают. Дурман и беладонна «приглашают» самок колорадского жука откладывать яйца на ядовитых для личинок листьях. Иногда растения «вызывают огонь на себя», выступают как своего рода камикадзе. Типичный пример — кусты баклажанов в картофельной посадке. Жуки концентрируются на деликатесе, и это облегчает их сбор. Но судьбе баклажанов, конечно, не позавидуешь.

Многие растения нектаром и пыльцой привлекают полезных — хищных и паразитических — насекомых. Насекомые паразиты откладывают яйца в тела вредителей или их личинок, а хищники поедают их. Весьма показательная сценка кругооборота в природе запечатлена Татьяной Ищук из Винницы. Личинка колорадского жука съела половину картофельного листа, а половину самой личинки — муха-скорпионница.

Особенно притягательны для полезных насекомых губоцветные и сельдерейные растения. Иногда растения дают кров полезным насекомым и паукам. Некоторые функции растений, помогающие бороться с вредителями, сочетаются, дополняют друг друга.

Меланж моделирует природу, строит подобное природному разнообразие. А «стройматериалов» для этого — уйма: овощи, пряные травы, цветы, сидераты и даже... сорняки.

Сырье для инсектицидов и репеллентов

Выращиваемая в огороде всякая всячина может помочь в выдворении «химии» с огорода тем, что поставляет сырье для инсектицидов и репеллентов.

Лидерство следует отдать горькому перцу. Достаточно перемолоть 5-6 горьких перчин, залить их литром воды, настоять сутки, процедить через марлю — и можно опрыскивать растения, зараженные любыми вредителями. Перцовый настой — универсальный репеллент.

Весьма широкий спектр действия у чеснока. Можно заготовить полуфабрикат — чесночное масло. Для этого нужно мелко посечь десяток зубков чеснока, опустить их в стакан растительного масла, перемешать и дать настояться сутки. Теперь, готовя раствор для опрыскивания, достаточно в 1 литр воды влить 2 столовых ложки чесночного масла и несколько капель жидкого мыла и тщательно перемешать. Проще готовится другой раствор: 5 зубков чеснока взбиваются в миксере с 0,5 литра воды, смесь процеживается и — можно опрыскивать. Чесночные препараты подавляет тлю, капустных гусениц, корневых личинок, слизней и улиток. Обладают эти препараты и фунгицидными свойствами.

А вот рецепт «огненной воды»: мелко посечь 3 горьких перчины и 3 чесночных зубка, залить литром воды, настоять 23 дня на солнце, процедить — и эффективный состав для опрыскивания против большинства вредных насекомых готов!

Если на баклажанах появились гусеницы, их можно прогнать молотым красным перцем.

Некоторых вредителей можно отпугивать настоями трав: тлю — базилика и кориандра, колорадского жука — котовника и дельфиниума, паутинных клещей — кориандра, капустных личинок — шалфея и чабреца, крестоцветных блошек — полыни, улиток и слизней — полевого хвоща. Любой из этих настоев можно приготовить так: положить в миску листья и молодые побеги травы, залить кипятком, дать постоять час, выбрать зеленую массу в дуршлаг, продавить ее в миску и процедить жидкость через марлю.

В нашем огороде мы используем универсальный настой, который «варится» все лето. В центре огорода стоит бочонок с водой, в который время от времени добавляются ингредиенты с репеллентными свойствами: пасынки помидоров, цветы тысячелистника, пропущенные через мясорубку несъедобные отходы молодого чеснока, измельченные стручки горького перца, ветки мяты, молотый корень хрена и т.п. Смесь ферментирует, а по мере нужды «чай» процеживается и используется буквально во всех случаях жизни: и против тли на вишнях, сливах, калине, овощах, и против блошки при ее появлении, и в качестве превентивного средства против грибковых заболеваний, и как внекорневая (листовая) подкормка.

Если популяция вредителей, невзирая на мягкие превентивные меры, становится угрожающе большой, то приходится прибегать к крайним средствам — пестицидам (точнее говоря — инсектицидам). В природосообразном земледелии допустимыми считаются некоторые ботанические инсектициды. Они умеренно токсичны (по сравнению с синтетическими ядами) и достаточно быстро распадаются в солнечную и жаркую погоду. И все-таки, несмотря на «мягкость», они наносят вред не только вредителям, но и полезным насекомым, поэтому прибегать к их помощи надо крайне редко.

Универсальным инсектицидом является отвар из листьев (только листьев!) ревеня. Листва кипятится полчаса, затем масса отжимается и выбрасывается на мульчу (лучше — у капусты), а жидкость процеживается. Отвар ядовит: в нем содержатся оксалаты — соединения щавелевой кислоты. Соблюдая осторожность, им можно опрыскивать растения, зараженные любыми вредителями. Если этим отваром полить лунку перед посадкой капусты, то можно избавиться от килы.

Наиболее мощным ботаническим инсектицидом является дамасский порошок, приготовленный из цветов хризантемы вида Pyrethrum cinerariaefolium или Pyrethrum daisy. Столовая ложка порошка смешивается с 2-мя литрами горячей воды, добавляется несколько капель жидкого мыла, и смесь настаивается 20 минут. Раствор готов! Хоть он и безвреден для птиц и животных, все же нужно помнить, что это — инсектицид широкого действия, не стоит применять его без особой нужды. Можно посыпать порошком из цветов места скопления вредителей. Удобно насыпать его в старый носок и потряхивать носком над растениями. Эффективнее осуществлять эту процедуру утром, по росе, чтобы порошок лучше прилипал к листьям.

Активным компонентом дамасского порошка является пиретрин — яд, разлагающийся в почве в течение нескольких часов. Препараты пиретрина есть в продаже. Не надо только путать их с пиретроидами — синтетическими ядами.

Натуральные инсектициды и репелленты в сочетании со способностью растений к самозащите позволяют избавиться от химических средств защиты растений. К тому же, сейчас доступны эффективные биологические препараты. Например, с листогрызущими вредителями (колорадским жуком, тлей и др.) отлично справляется Актофит — пожевав опрысканные листья, вредители теряют аппетит и усыхают. И нет вреда ни здоровью огородника, ни окружающей среде.

Биомасса для мульчи

Мульчирующие материалы разнообразны. Солома, сено, трава, листья, свежие сорняки, водоросли, старые газеты... Кора деревьев, щепки хороши для мульчирования приствольных кругов. Но, как ни крути, основной поток мульчирующих материалов дает меланж.

Мульча прячет почву от солнца, сберегает влагу, глушит сорняки, лишая их семена света, необходимого для прорастания, уменьшает колебания температуры в почве, защищает корни растений от перегрева летом и от промерзания зимой. Под мульчей находят кров и пищу дождевые черви, жабы, ящерицы, пауки. С помощью мульчи обеспечивается чистота ягод и плодов, листья и стебли растений изолируются от почвы, возможно, содержащей патогенные организмы. Мульча способствует снегозадержанию, впитыванию влаги, помогает уберечь почву от ветровой и водной эрозии.

Наконец, мульча дает старт компостированию в грядке (тому самому, которое должно вытеснить компостные кучи и ямы). В течение сезона она частично разлагается, и при подготовке грядки к новым посевам бывшую мульчу можно вообще не трогать или заделать неглубоко в почву. Почвенная фауна доведет ее до ума.

Таким образом, создаваемое с помощью меланжа обилие биомассы позволяет иметь в достатке мульчу и полностью отказаться от «импорта» удобрений.

А что делать с такой органикой, которой не место на грядке (кухонными отходами, грубыми ветками, обсеменившимися сорняками)? Сжигать? Ни в коем случае. Грубую (и «некрасивую») органику надо складывать в течение лета в выкопанную на грядке канаву (глубиной в один штык лопаты), затем прикрыть ее азотсодержащими материалами (свежей зеленью, водорослями, навозом, последом из куриного загона) и уложить сверху вынутую землю.

Органика в такой грядке (она называется альпийской) в теплое время года будет медленно, в течение нескольких лет, разлагаться. И если грядка укрыта меланжем, то продукты разложения будут доставаться растениям.

Правда, водообеспечение такой грядки затруднено. Причин три. Во-первых, грядка несколько выше остальных и может пересохнуть. Второе. При поливе сверху вода будет стекать на дорожки. И, в-третьих, органика, пока не уплотнится, прерывает капилляры, так что доступ влаги снизу может быть затруднен. Поэтому такую грядку нужно поливать. Лучше всего — в бутылки с отрезанным дном, воткнутые там и сям на грядке горлышком вниз. При этом перед погружением бутылки пробку надо (неплотно!!) завинтить, а после погружения, наполнив водой бутылку и покручивая ее (т. е. фактически приоткрывая бутылку), добиться нужной скорости истечения воды. Пробка, прижатая к земле, будет своеобразным вентилем!

В первые годы на альпийской грядке надо сажать растения с мелкими корнями (лук редис, салат, сельдерей, огурцы, перец, картофель, дыни). А с годами, по мере разложения закладки, можно перейти к растениям с глубокими корнями

Угнетение сорняков

Прежде всего, сорняки существенно сдерживаются мульчей: она просто лишает их света. При этом мульча глушит сорняки тем надежнее, чем толще ее слой. В дальнем зарубежье доводилось мне видеть абсолютно чистые от сорняков приствольные круги деревьев, замульчированные гравием, и детские площадки и школьные дворы, толсто покрытые «чипсами» — древесными щепочками. Однако обольщаться толстым слоем мульчи не следует. Разумный для огорода слой мульчи из подходящих материалов не может, конечно, иметь такую толщину.

Подобным образом может действовать на сорняки и живая «мульча», то есть все растущие на грядке (вместе и порознь) растения: овощи, пряные травы, цветы, сидераты.

Яркий пример такого воздействия рисует индейская легенда о «трех сестрах». В давние времена индейцы Северной Америки выращивали маис (кукурузу), фасоль и тыкву, не имея никаких сельскохозяйственных орудий. Делали палкой ямки, бросали в них зерна кукурузы, присыпали их, а когда кукуруза достигала 10-15 см, около каждого кукурузного растения втыкали горошину фасоли и по всему полю (негусто) зарывали семена тыквы. Густота посадки была примерно такой: на 1 м2 приходилось по 7-8 саженцев кукурузы и фасоли и по 1 тыкве.

На этом «страда» заканчивалась — и весенняя, и летняя. В конце сезона собирали урожай, на ботву не обращали внимания, весной ее притаптывали, снова делали палкой ямки, бросали в них... словом, все повторялось из года в год. Почва не истощалась — «войлок» ежегодно прирастал ботвой, под ним пиршествовали черви, «бывшие» корни пополняли почву органикой, и «сестрам» втроем было очень уютно. Кукуруза поддерживала фасоль, та подкармливала «кариотиду» азотом, улавливаемым из воздуха клубеньковыми бактериями, а тыква надежно укрывала землю и не давала шансов сорнякам.

Наверное, читатель обращал внимание на то, какой чистой бывает земля под рожью. Но в этом случае дело не только в свете — рожь травит соседей выделениями (корневыми — в первую очередь). Хорошо чистят почву гречиха, овес, ячмень, белая горчица. Во времена, когда я еще считал березку злостным сорняком, довелось мне посеять на очень засоренной грядке чумизу. А потом удивиться, как березка «затаила дыхание». Так я, еще не зная даже слова аллелопатия, воочию увидел, что она есть (подробнее об аллелопатии пойдет речь в главе 4).

В конце концов, интенсивно засаженная грядка порождает элементарную конкуренцию растений, и сорняки могут пострадать в этой борьбе. Напомню, что речь идет не об искоренении, а лишь об угнетении, «стреноживании» сорняков, и в этой «пьесе» меланжу отводится отнюдь не эпизодическая роль!

Рыхление почвы

Корнями растений (и культурных, и сорных) создается пористая структура почвы. И чем обильнее растительность, тем «воздушнее» почва.

Разлагаясь, корни обогащают почву гумусом и оставляют бесчисленные каналы и канальцы, по которым вглубь проникают влага, воздух, корни молодых растений, черви и другая почвообразующая живность. Эти воздуховоды «работают» даже зимой: попавшая в них вода при замерзании расширяется и «вспушивает» почву.

Иногда в природоведческих музеях демонстрируются кубы земли, срезы почвы и т. п. У земледельца, однажды увидевшего подобный экспонат, уже никогда не должна бы подняться рука на эту «губку». Мне не довелось видеть демонстрируемый в Париже кубометр эталонного чернозема, взятый в близкой к нам Алексеевке Белгородской области. Но и тот «куб», что выставлен в Музее Природы Нью-Йорка, впечатляет. И подобная прелесть создается сама собой, задаром! А где тот бегун, что способен угнаться за ценами на солярку?

Сбережение влаги

Меланж существенно уменьшает нужду во влаге, а стало быть — и в поливах.

Во-первых, богатая органикой почва способна удерживать больше влаги. Во-вторых, мульча, в том числе живая, заметно уменьшает испарение и способствует удержанию росы. В прикорневой зоне может неделями, без поливов поддерживаться достаточная влажность. А сокращение поливов, помимо экономии воды и труда, снижает вероятность грибковых заболеваний.

Нужно также иметь в виду, что регулярный обильный полив чреват засолением почв. Мне довелось быть свидетелем тому, как черноземное поле после ввода в действие системы орошения за какие-то 20 лет стало солончаком.

Но самую интересную (с точки зрения поливальщика) работу меланж выполняет в «мертвый сезон».

Прежде всего, торчащие и полегшие растения образуют естественный барьер, улавливающий осенние дожди. Зимой они же задерживают снег в огороде, в то время как на голой земле он легко сдувается в сугробы.

И весьма любопытный процесс можно наблюдать ранней весной. Когда начинает пригревать солнце то всякая торчащая соломинка (с теплопроводностью — бо́льшей, а светоотражением — меньшим, чем у снега) прогревается сильнее снега. Вокруг соломинки он начинает таять, образуется воронка, а талая вода вся впитывается в почву — и из-за того, что почва вокруг соломинки оттаивает быстрее, и из-за барьеров, мешающих воде влиться в весенние потоки. Вся делянка покрывается воронками, они расширяются, оголяют черную землю, процесс таяния ускоряется, но вода не стекает, вся остается в почве. Так что и воды на укрытой грядке образуется больше, и ни капли ее не утрачивается.

Экологический эффект

Интенсивная посадка растений, укрывая почву круглый год и связывая ее корнями, оберегает Землю от эрозии, пыльных бурь, промоин — прародительниц оврагов.

В. Т. Гридчин, о котором мне приятно вспомнить еще раз, в качестве технологических культур предпочитает кормовые крестоцветные. Например, осенью 2007 года его «фавориткой» была белая горчица. Ею были засеяны огороды и у него, и у сестры, и у зятя. А огород у соседа был «обласкан», как водится, зяблевой вспашкой. И вот что мы видим весной.

На огороде Виталия Трофимовича лежит «войлок», готовый к посадке картошки «под палку», а за забором за одну (!) зиму зародился хрестоматийный овраг. Фотография века! Невозможно придумать более наглядное пособие для агитации против пахоты, за интенсивную посадку растений, за меланж!

Экология — это не где-то там, где витийствуют «зеленые». Это — у нас под ногами, в собственном огороде. И если в нем хозяйничают в угоду догмам традиционного земледелия, «як заведено з діда-прадіда», а не сообразно с природой, то именно здесь закладываются миникатастрофы, грозящие слиться в апокалипсис для всей Земли.

Если воспринимать почву как живой организм, в котором непрерывно кипит жизнь, то нет резона держать ее нагой, подставлять под палящее солнце, размывающие дожди, ветер, способный выветривать даже скалы. В природе, по крайней мере, нет голых почв. А если кому придут на память Гоби или Сахара, то пусть вспомнится и то, что они — рукотворные.


И огородник не в накладе

До сих пор рассматривались блага, которые меланж несет огороду.Теперь посмотрим внимательнее на то, что дает меланж огороднику.

Рациональное использование площади

Двойственные чувства испытываешь, погружаясь в предмет этого пункта. С одной стороны, тема более рационального использования огородной площади «растворена» во всем тексте, в каждой его строчке, так что о ней вроде бы и говорить не надо. Но с другой — без явного обсуждения этой темы структура книжки была бы ущербна, как лунный диск в начале третьей четверти.

В самом деле, как-то неловко, даже неуважительно по отношению к читателю говорить о том, что продуктивнее, чем обычно, работает вот такая, например, «перечная» грядка.

С осени на ней на зелень для весны высевается вразброс мелкий лук-севок (обреченный усохнуть в кладовке за зиму), а также горчица, которая успеет до морозов вырасти настолько, что укроет в зиму почву и, естественно, лук. Слова высевается лук-севок — не оговорка. Нет никакой нужды «тыкать» севок. Самая большое «несчастье», что может случиться из-за того, что севок не втыкается, как это принято, а сеется, это — искривленные шейки у лука-зелени. Не было бы беды горше этой... Зато — сколько работы убывает, и какой работы! На корточках! С неминуемыми последствиями — варикозом и тромбофлебитом!

Посеянный вразброс и приполотый, лук взойдет до морозов, нарастит приличную «бороду», заякорится и будет зимовать в стадии анабиоза (готовности у оживлению).

Весной лук потечет непрерывной струйкой к столу, а в подходящее время в грядку (под колышек, не в лунки!) высаживается рассада перца. Поздней весной, уже после посадки перца, с южной стороны от перцев втыкаются в землю наключенные зерна бамии. Бамия довольно быстро растет, зацветает и ее 6-7-дневные стручки регулярно срезаются (вместе с нижними листьями, чтобы тень от бамии была для перца комфортной, разреженной).

А уж что можно делать с этими стручочками, лучше спросить южанина: грузина — о соне, сирийца — о бами, африканца — о гумбо, француза — об окре. Мне, северянину, всего пристойнее об этом помолчать, хотя и на нашем столе отменно хороши и супы, и рагу, и яичницы с бамией. А в конце лета, еще по «живым» перцу и бамии, по грядке разбрасываются семена кориандра или змееголовника, и пахучая зелень растет до самых морозов (а кинза — даже зимует!). И при всем при этом хороший урожай дает заглавная культура грядки — перец.

Риторический вопрос: сколько грядок понадобилось бы, чтобы вырастить все это при традиционном монокультурном подходе? Вот и говори теперь банальные слова о том, что меланжевые грядки используются рациональнее. Забегая вперед, скажу, что у нас нет отдельных грядок с салатом, кукурузой, редисом, капустой, морковью, фасолью, вигной и др., а сами овощи — мыслимые и немыслимые — есть.

Неиссякающая зелень

Благодаря меланжу с нашего обычного огорода, без теплицы, под самым открытым североукраинским небом практически непрерывно идет на стол всевозможная зелень.

Как тешится наше тщеславие, когда, зайдя к нам в конце лета, «справная» деревенская хозяйка удивленно восклицает: «Кріп! Зелений!» Сосед, смакуя дайкон, спрашивает у меня и жены (своей): «А почему этого у нас в огороде нет?» Друзья, собираясь к нам в гости, говорят: «Пошли к Бубликам на урок ботаники». Рыбаки, приехавшие на уикенд на Печенежское водохранилище, ищут у нас (в любое время года), чем бы оживить уху. Уже много лет знакомые вспоминают, какой салат из 24 видов растений ели они у нас (в апреле!). Настоящая огородница, выращивающая товарную продукцию, задумав окрошку по осени, опять-таки приходит к нам за зеленым луком, редисом, свежими огурцами, укропом. Повар Андрей Крушельницкий из соседствующей с нами учебно-развлекательной базы «Элат» любит экспериментировать у плиты, и наш огород ему — разгуляй-поле.

Нелишне подчеркнуть, что все эти «необязательные» добавки растут у нас не за счет, скажем, чеснока, лука, помидоров, картошки, а в дополнение к ним, помогают им, делают их урожайнее, чище, вкуснее.

Не пересыхает зеленый ручеек и к птичьему столу. Осенью и ранней весной, когда нет (уже или еще) съедобных ботвы и сорняков, кур и цыплят выручает молодая поросль пшеницы, ячменя, овса, рапса. А батун, клевер, чайвис впадают в этот зеленый поток чуть ли не весь год.

Однажды у 12-летнего внука, погостившего у нас лето и вернувшегося в США, мама спросила: «Что тебя сильнее всего поразило у дедушки с бабушкой?» — «У них яйца пахнут!» И меланж а этом деле играет не последнюю роль!

Размывание «часов пик»

Для традиционного огорода характерны «часы пик». В меланжевом же огороде не бывает страды как таковой. Ни весной, ни осенью нет изнуряющей копки-перекопки. Поздней весной нет аврала с прополкой. Нет предзяблевой тотальной зачистки огорода (как и самого взмета зяби). Нет сжатого во времени сева — он растянут на весь вегетативный сезон.

Грядки готовятся (если готовятся!) по мере надобности. «Управление» сорняками сводится к слежению, чтобы они не обсеменились — это избавляет огородника от значительной части прополки «потом», в последующие годы. У нас, например, практически нет в огороде мышея — стоило один-два сезона взять его под контроль и последить за ним не столько ранним летом, сколько в конце его. То же можно сказать о лебеде, мари, щирице (это все типичные для наших мест сорняки). Нет и березки: смешно сказать, но именно из-за того, что с нею нет борьбы.

Растянуты сев и посадка, в том числе и таких культур, как морковь, свекла, капуста, вокруг которых обычно хлопочут весной. В пункте «Сбережение влаги» рассказывалось о том, что растения, оставленные на грядках в зиму, способствуют более раннему и «правильному» таянию снега. Это приводит, в конечном счете, к более раннему созреванию почвы и сдвигу начала сезона на неделю-другую.

Напоследок — совсем уж тривиальное замечание. «Продлевая» осень севом сидератов, мы облегчаем себе весеннюю страду: избавляемся с помощью меланжа от необходимости глубокой обработки почвы и развязываем себе руки для более раннего и более точного (по времени) весеннего сева.

Словом, меланж способствует тому, что все работы в огороде выполняются вразвалочку, в удобное время, посильными уроками. И становятся не работами вовсе, а приятным времяпровождением.

Красота и здоровье

В меланжевом огороде вместо привычной унылой черно-рытвинной картины осенью сверкают малахитом грядки овса, ячменя, пшеницы, вико-ржаной смеси, рапса, дайкона, поздних пряностей. В февральские «окна» выглядывают не темные проталины и промоины, а изумрудные вика, рожь, пшеница, кориандр. Из-под снега огород выходит с живыми пятнами озимых культур, лука-порея, шпината Утеуша. Все лето, сменяя друг друга, украшают огород всевозможные цветы. Под конец лета благоухает цветущая гречиха. Добавляют привлекательности огороду и вечнозеленые грядки клевера и люцерны. И уж совсем нет слов, чтобы сказать, как красиво и рано расцветает многолетний дельфиниум, как полыхают летом и осенью космос, майоры, бархатцы...

Это та красота, что добавляет огороднику энергии, дает второе дыхание, побуждает позвать кого-то в гости и поделиться этой прелестью. Работа в огороде становится менее однообразной. Значительная часть ее отпадает, уроки становятся короче и посильными, число их уменьшается, и это поднимает настроение земледельца, самочувствие и, в конечном счете, здоровье.

То, что значительная часть работы отпадает, «на руку» огородной живности. Не рушится кров ящериц, жаб, жужелиц, златоглазок, божьих коровок... Не рвутся сети пауков — наших верных помощников. На фото, сделанных Вадимом Рудым (г. Глыбокая Черновицкой области), красота, способная поднять настроение земледельца, улучшить самочувствие и — в конечном счете — здоровье.

← Предыдущая глава
 
Оглавление 
 
Следующая глава →