Интернет-журнал
о природном земледелии
Телефон в Уфе:+7 (347) 275-04-77

C высоты птичьего полёта

Огород без паучков, жаб, воробушков и прочих тварей, составленный, к тому же, из монокультурных лоскутов, — и не огород вовсе, а так, нечто, позорящее и уничтожающее Землю. И творца огорода — тоже.

Я и раньше не любил лишний раз потревожить огород лопатой или тяпкой, а теперь убеждён, что почти всякий раз — лишний. Потому что каждый копок или «тяпок» вмешивается в жизнь богатейшей почвенной фауны — пауков, насекомых, жаб, ужей, червей, бактерий.

Когда огород понимаешь не как сумму самостоятельных «производств», а как единое живое сообщество, то меняется — подчас на противоположное — и понимание роли отдельных его членов.

Про воробьёв

Пусть, например, среди прочих овощей и фруктов растут в огороде подсолнухи. В конце лета, когда подсолнухи начинают созревать, на них сосредоточивается пристальное внимание воробьев. Что поделаешь: имени своему — вора-бей — надо соответствовать. И пускается «нормальный» огородник во все тяжкие — и чучела ставит, и сверкающие кусочки магнитофонной ленты развешивает, и шапки подсолнухов в старые тряпки одевает, и сам руками беспомощно машет. Подчас помогает.

А теперь посмотрим на роль воробьев в саду-огороде в целом. Всё лето воробьи потребляют не только вегетарианскую пищу, но и насекомых, в том числе вредителей. Причём насекомые составляют примерно половину рациона воробьев. Количество уничтоженных воробьями букашек, в том числе и зловредных, не поддаётся подсчету.

Придёт поздняя осень. Насекомые разойдутся по зимним квартирам. И единственным провиантом для воробьев станут семена сорняков — трудно представить себе, от какого объёма прополки в будущем могут избавить огородника воробьи. Каждый воробьиный десант на осенние грядки счищает с них миллионы будущих растений сорняков.

А что вытворяют воробьи в садах весной! Какой стоит щебет, какая «тусовка»! И всё из-за того, что у появляющихся в это время птенцов просто нет иной еды, кроме букашек и личинок, что добывают родители в саду.

Теперь оценим роль воробьев «с высоты птичьего полёта» во всём биоценозе, а не с грядки подсолнухов. Да, шкодливые воробушки могут выпить не только подсолнухи, но и маточники капусты и редиса. Но — даром они свой хлеб не едят! И если на одну чашу весов сложить убытки от воришек, а на другую — их заслуги, то перетянет последняя.

И не дай бог попутать чаши.

Примерно полвека назад их уже попутали в Китае — решили, что воробьи поедают слишком много риса (и это чистая правда!), и дружно вывели их.
А после этого оставшиеся без своих заклятых врагов вредители уничтожили весь рис подчистую — и свою «законную» долю, и воробьиную, и ту, что раньше могла уцелеть благодаря воробьям.
Голодомор, неизбежно последовавший за этой акцией, удалось остановить, лишь восстановив популяцию воробьев.

Так что? Даровать воробьям подсолнухи? Конечно! Можно даже сделать кое-что, чтобы привлечь их — повесить кормушки и поилки. Воробьи увидят, что их привечают, и запомнят к вам дорогу. А в долгу — не останутся. Такие меры привлекут и других пернатых друзей. Однажды в зимний день мы с Валентиной Ивановной Ляшенко в её усадьбе любовались, как тщательно исследуют кору груши синички. Висящие на груше кормушки были полными, но они лишь заманили синичек на грушу. Что ни говори, а букашки и личинки слаще и питательнее пшена и семечек!

Словом, воробьев гонит тот, для кого огород есть просто совокупность отдельных «производств», а каждый отдельный продукт (в данном случае — подсолнухи) имеет абсолютную ценность. Тот же, кто сумел приподняться над грядками и заботится о благоденствии биоценоза, может сменить гнев на милость и — выиграть.

Про тлю и муравьёв

Ещё один выразительный пример. Появился, скажем, на перечной грядке муравейник. Ясно, что двум-трем перцам, оказавшимся по соседству с муравейником, придётся несладко. И «похудеет» урожай на килограмм-другой. Так что, ату их, муравьев? Поливать кипятком, травить борной кислотой и т.д.? Не торопитесь... Не все так просто, как об этом пишут: уничтожать их, дескать, и баста!

Конечно, если выращиваешь перец сам по себе, то спасти килограмм-другой плодов — нормальное дело. Но если приподняться над перечной грядкой и оглянуться окрест себя, то сразу перехочется уничтожать муравьев.

Первое доброе дело, которое делают муравьи — стаскивают тлей со всего огорода на избранные ими сочные побеги: стебли осота, бобы, молодые веточки калины и сливы и т. п. К примеру, если рядом со смородиной окажется крапива или осот, то муравьи переселят всю тлю со смородины на эти «сорняки».

Это они устраивают «пасеки» прямо на «медоносах», щекочут усиками насосавшихся на сочных побегах тлей, подхватывают выделяемые ими капельки мёда. А крапивный и осотовый мед им нравится больше, чем смородиновый.

Тли, расселённые по всему огороду, — практически недоступны. Но когда они собраны в большие колонии, с ними легче справиться. Можно срезать заселенные тлями побеги осота и крапивы и выбросить их курам или в компостную яму. Или сбить тлей с побегов струёй воды. Или опрыскать колонию подходящим биопрепаратом. И уже за одно это «собирательство» тлей можно простить муравьям некоторый ущерб.

Любопытно: очень часто муравьям ставят в вину именно «сплочение» тлей. Ругают их за то, за что надо бы поклониться!

Но вклад муравьев в благоденствие биоценоза не исчерпывается помощью в защите от тлей. Намного важнее то, что они исправно несут службу санитаров. Они как бы «хоронят» всех павших жильцов огорода — стаскивают их в муравейник. Если бы не муравьи, то ходил бы огородник буквально по трупам бабочек, ос, воробьев, жаб... Срок жизни многих созданий может исчисляться всего лишь днями и даже минутами, а огороды — чисты! И это — заслуга муравьев!

Растениям над муравейником, действительно, не позавидуешь, но жалкая участь этих немногих растений — мизерная плата за всё то доброе, что делают муравьи для биоценоза!

Про медведку

Если думать о благе огорода в целом, то даже медведку нельзя однозначно отнести к вредителям. Это правда, что заботливая мама-медведка не позволит стеблю бросать на гнездо тень. И с тем, что она надгрызает клубни, не поспоришь. Но — медведка всеядна, и это меняет дело. Ест она и растительную, и животную пищу. Причём отдаёт предпочтение, естественно, животной — она сытнее! Идёт себе под поверхностью почвы, встретится вкусный клубенёк — не повезёт клубеньку, а попадётся личинка — той первой не позавидуешь.

А теперь вопрос: «Кто ещё, кроме медведки, способен бороться с личинками майского жука?» Разве лишь крот. Но он не маневрирует и уничтожает только тех личинок, букашек, что попадутся ему «под руку». Медведка же гораздо маневреннее, «рыскает» по огороду и может, в отличие от крота, зачистить ощутимую площадь. А нужда в такой зачистке возникает чаще, чем хотелось бы. Пара-другая личинок майского жука может сделать «лысой» большую поляну в клубничных грядках.

Разумеется, речь не о том, чтобы любить медведку. Но несколько штук в огороде поддержали бы биологическое равновесие. Если же медведку надо «укротить», то лучшего «регулятора» ее численности, чем ящерицы, и искать не надо. Из-за полчища живущих у меня юрких ящериц я просто не знаю, есть ли у меня медведки. Когда мне задают аналогичный вопрос о слизнях, я ссылаюсь на жаб и ужей, о проволочнике на жужелиц, которых я стараюсь не беспокоить, о слепышах и хомяках — на кота Ширхана, складывающего свой «улов» у порога.

Про колорадского жука

Когда меня спрашивают про колорадского жука, я каждый раз рассказываю о беседе с фермером, продававшим картошку и баклажаны на субботнем фермерском рынке в Хартфорде (США).

Случай на рынке.

Это было ещё в те годы, когда я был начинающим «органистом».
— Есть ли у вас колорадский жук?
— Конечно.
— А как вы с ним боретесь?
— Зачем же с ним бороться? Если мне, чего доброго, удастся его победить, то лишатся еды и исчезнут те существа, что питаются жуком, и уж тогда он покажет мне «Кьюскина мат» (запомнились американцам уроки русского языка от незабвенного Никиты Сергеевича!).

Языковой барьер помешал мне тогда толком уяснить, кто такие «те существа». Мой собеседник, по-видимому, мог иметь в виду кого-то, помимо златоглазок, божьих коровок, богомолов.

Какая глубина понимания цельности природы, какая забота о балансе! Фермер готов уступить жуку пяток-десяток процентов листвы баклажанов, чтобы не лишиться всех ста! Не надо напрягаться, чтобы представить себе, как повел бы себя в такой ситуации фермер, нацеленный на сиюминутный успех.

Помню, как оживился зал, когда С. С. Антонец отвечал на вопрос о борьбе с вредителями. Смысл его был таков: «Мне-то что до этого? Пусть сами разбираются, кто из них вредитель, а кто хищник». В этом-то и дело: когда биоценоз избавлен от пахоты и «химии», о вредителях можно и не думать. Баланс поддерживается самим же балансом.

А вот когда земледелец вмешивается в жизнь фауны, у него начинает «болеть голова» от обилия проблем, порождённых разбалансировкой.

Про сорняки

До сих пор речь шла о том, как может измениться отношение к отдельным представителям фауны, если «приподняться над грядкой». Нечто похожее можно сказать и о растениях.

Взять, к примеру, лебеду. Хрестоматийный сорняк! Долой его! Скажем, появилась молодая лебеда по соседству с капустой. И естественной реакцией является желание подрезать её или даже уничтожить с корнем, словом, не дать лебеде обидеть капусту и за счёт этого повысить вес вилка капусты на сотню-другую граммов.

А вот другая линия поведения: подрезать лебеду лишь перед бутонизацией. Во-первых, может случиться так, что муравьям захочется организовать «пасеку» в этом месте, и тогда лебеда может показаться им лучше капусты. Кроме того, благодаря задержке сформируется мощный корень, и вся эта биомасса останется в земле. В ближайшие год-два она разложится, каналы заполнятся разлагающейся органикой, по ним будет ходить воздух, будут беспрепятственно проникать вглубь корни растений, впитываться осадки... Словом, образуется клочок удобренной и пористой почвы — такой, какую не купишь ни за какие деньги, не сделаешь никакими силами, не увидишь в самом розовом сне.

Правда, капуста из-за соседства с лебедой, возможно, недодаст сотню граммов (хотя это — не факт!). Но этот недобор с лихвой окупится в последующие годы. Пойти же на такое может лишь тот, кто не «одним днём живет».

Пример с лебедой — условный. Я вовсе не хотел призвать всех разводить лебеду. Хотелось лишь сказать о том, что надо взвешивать разные факторы прежде, чем браться за подходящий к случаю инструмент. Сорняк — лебеда, сорняк! И я это не ставлю под сомнение. Только с нею надо не бороться самозабвенно, а выжать из неё по ходу дела максимальную пользу.

Борис Бублик,
мастер природосообразного земледелия, Харьков.
Из книги «Городим огород в ладу с природой»